логотип АО НПО Высокоточные комплексы
логотип КБточмаш

Наши телефоны:

+7 (495) 333 01 65
+7 (495) 333 64 57

А.А. Рихтер: к 100-летию выдающегося ученого

Управляющий директор АО «КБточмаш им. А.Э. Нудельмана», доктор технических наук А.В. Романов,
ведущий инженер АО «КБточмаш им. А.Э. Нудельмана», кандидат технических наук О.В. Прянишников.

Выдающийся конструктор и ученый, создатель многих образцов автоматического пушечного вооружения для авиации А.А. Рихтер родился 15 марта 1918 года в г. Одесса в семье механика-регулировщика гильзовых машин на табачных фабриках Одессы, Тирасполя, Балты.

После окончания в 1932 г. в Одессе семилетней школы Арон Абрамович приезжает в Москву и поступает учиться в ФЗУ Мосэнерго. В 1934 г., окончив ФЗУ,  он поступает в МВТУ им. Баумана, после окончания (с отличием) которого в 1939 г. его зачисляют в аспирантуру на кафедре гидравлических машин.  
Во время эвакуации МВТУ в г. Ижевск в 1941г.  А.А. Рихтер  совмещал учебу в аспирантуре с работой на Ижевском машиностроительном заводе сначала в качестве консультанта, а затем – в должности старшего конструктора.

В сентябре 1942 г. на Ижмашзаводе приступили к изготовлению первой партии  созданной коллективом ОКБ-16 (ныне - АО «КБточмаш им. А.Э. Нудельмана) 37-мм авиационной пушки НС-37, предназначенной для вооружения самолетов ЛаГГ-3, Як-9Т и Ил-2. А.А. Рихтер, работавший тогда в станкостроительном производстве завода, предложил ввести в пушку разработанный им механизм внешней регулировки торможения отката в гидротормозе. Конструкция гидротормоза была настолько удачной, что использовалась и в последующих разработках ОКБ-16. Внедрение в производство и в армию гидравлического тормоза обеспечило сокращение времени отладки автоматики пушек НС-37 на заводе и ускорение выпуска пушек для фронта.

В 1944 г. на вооружение авиации была принята новая 23-мм пушка, получившая наименование НС-23 (Нудельман – Суранов), под вновь созданный на базе 14,5-мм гильзы от штатного противотанкового патрона с уменьшенной (700м/сек) начальной скоростью. Четыре таких пушки устанавливались на  штурмовики Ил-10 (по 4 на каждый). Для этой пушки, получившей наименование НС-23С А.А. Рихтер разработал синхронный механизм стрельбы, обеспечивавший безопасную стрельбу через вращающийся трехлопастный винт самолетов Ла-9 и Ла-11. Создание четырехпушечного синхронного комплекса НС-23С на самолете Ла-9 было беспрецедентным в мировой практике, отличалось высокой боевой надежностью и простотой технических решений. За создание нового 23-мм патрона и пушки НС-23С А.А. Рихтеру и группе сотрудников ОКБ-16 в 1946 г. была присуждена Сталинская премия.

С развитием авиации и созданием реактивных самолетов появились новые требования к их вооружению. Необходимо было вооружать самолеты более универсальными пушками с симметричным двусторонним механизмом подачи патронной ленты, более скорострельными, с улучшенными эксплуатационными свойствами. Основные задачи создателей пушки сводились к необходимости существенного сокращения цикла автоматики путем совершенствования ее циклограммы и созданию двухстороннего механизма подачи.

Повышение темпа стрельбы в 1,5 раза в новой пушке НР-23 (Нудельман – Рихтер) удалось достичь благодаря предложению А.А. Рихтера о введении в схему автоматики совершенно нового узла – ускорителя наката затвора. Это была плодотворная идея, позволившая использовать избыток энергии наката ствола для ускорения запирающего агрегата с патроном при досылании. Подача патронов в отличие от ранее созданных пушек осуществлялась поперечным снижением патрона из звена непосредственно в лапки затвора. При этом оказалось возможным сделать откидной приемник ленты, что существенно улучшило условия эксплуатации,  особенно заряжание и  разряжание  пушки  на самолете.
В 1948-1951 г.г. пушка НР-23 устанавливалась на самолетах Ла-15, Ил-28, МиГ-15 бис и Ил-10М. Пушки ОКБ-16 прошли боевую проверку в начале 1950-х годов во время войны в Корее. Истребители МиГ-15бис, вооруженные двумя пушками НР-23 и пушкой Н-37, имели решающее превосходство в воздушных боях над американскими истребителями F-86 «Сейбр».

А.А. Рихтер был  одним из основных разработчиков пушки НР-30 калибра 30 мм, ставшего в дальнейшем оптимальным калибром образцов авиационного и сухопутного автоматического вооружения. Для уменьшения массы оружия и его габаритов была выбрана комбинированная схема автоматики с использованием короткого хода ствола и газового накатника ствола, заменившего пружинный накатники гидротормоз. Это обеспечило достаточно высокую скорострельность и упростило конструкцию пневмоперезарядки.  Была создана система двухсторонней подачи с двухтактным механизмом подтяга  патронной ленты. Безопасность эксплуатации пушки была обеспечена введением в конструкцию заднего шептала, удерживающего  затвор с очередным патроном в крайнем заднем положении.  Благодаря этому исключалось контактирование порохового заряда патрона, ВВ и взрывателя снаряда с разогретым после  интенсивной стрельбы стволом.

Пушка НР-30 успешно выдержала государственные испытания, была признана лучшей из трех, участвовавших в конкурсе, и в 1955 г. принята на вооружение. Она устанавливалась на истребителях-бомбардировщиках МиГ-1 (три пушки), МиГ-21 (две пушки), Су-7б (две пушки), Су-17 (две пушки).  О достоинствах пушки НР-30 и ее актуальности в качестве эффективного и надежного вооружения отечественной авиации свидетельствует то, что пушка успешно эксплуатировалась и серийно производилась более 40 лет.

А.А. Рихтером была предложения новая, совершенно оригинальная схема высокоскорострельной пушки с неподвижным стволом, длина которой равна баллистической длине ствола. Оригинальную конструкцию имел и патрон к этой пушке. Он представлял собой длинную цилиндрическую гильзу малой бутылочности, внутри которой помещался снаряд, не выступающий  за ее переднюю кромку,  и пороховой заряд. Пушка имела четырехкаморный барабан, вращение которого и подача патронной ленты осуществлялось с помощью привода от поперечного газового двигателя, соединенного с каналом ствола посредством газоотводных каналов. Одновременно производилось досылание очередного патрона и экстракция стреляной гильзы, причем досылание осуществлялось в обратном направлении выстрела. Благодаря совмещению во времени операций цикла перезаряжания скорострельность пушки достигала 2500 выстр./мин. Для одноствольной пушки это было высокое значение. Пушка получила наименование Р-23 и была принята на вооружение бомбардировщика Ту-22 в его подвижной хвостовой установке.

За создание авиационных скорострельных пушек НР-30 и Р-23 в 1967 г. А.А. Рихтеру была присуждена третья Государственная премия.
Идея легкой револьверной пушки газоотводного типа была реализована в других аналогичных конструкциях А.А. Рихтера при создании опытных  30, 23 и 14,5 мм пушек 244-П. 225-П, Р-23У, 11В92-П.  Эти пушки обладали высокой скорострельностью и имели оптимальные весогабаритные характеристики. Они были предназначены для борьбы с легкобронированными наземными целями, для защиты самолетов дальней авиации в задней полусфере, для противовоздушной  и противоракетной обороны наземных объектов, для защиты пилотируемых орбитальных станций от несанкционированных контактов при создании системы активной обороны.

Конструктивные особенности пушки Р-23 и ее боеприпаса получили развитие в работах А.А. Рихтера по созданию семейства оригинальных унитарных патронов с готовыми поражающими элементами и подкалиберными снарядами.
Новые оригинальные технические решения, реализованные в конструкциях автоматических пушек, боеприпасов и артиллерийских установок, защищены охранными документами, А.А. Рихтер – автор более 110 изобретений и научно-
технических статей.

Свои взгляды на творчество конструктора с его философскими, психологическими и социальными аспектами А.А. Рихтер выразил в вышедшей двумя изданиями в 1974 и 1986 гг. монографии «Логика конструкторского мастерства». В ней он на конкретных примерах из собственной практики раскрыл особенности длительного и трудоемкого творческого процесса создания конструкции от замысла, рождения творческих идей, формирования принципов до производства и эксплуатации изделий.

А.А. Рихтер обладал разносторонним талантом во многих отраслях естественных наук. Так по его инициативе в ОКБ-16 – КБточмаш было создано общественное бюро по разработке медицинской техники. Совместно с клиникой академика Н.А. Бакулева был с 1964 г. серийно производился первый в нашей стране электрокардиостимулятор ЭКС-2.
Это медицинское направление получило дальнейшее развитие.  Впервые в стране были созданы и серийно изготавливались имплантируемые электрокардиостимуляторы ЭКС-444, ЭКС-500, ЭКС-700, мультипрограммируемые с учетом индивидуальных особенностей пациентов и их болезней.
Внедрение электрокардиостимуляторов в лечебную практику кардиологических центров страны сохранило здоровье и спасло жизни тысячам граждан. Оригинальное техническое решение созданных в КБ электрокардиостимуляторов высоко оценено присуждением в 1994 г. первого  места и золотой медали на брюссельской международной выставке изобретений  «Эврика-94».
Заслуги научной и конструкторской деятельности А.А. Рихтера отмечены присуждением ему трижды Государственной премии, награждением орденом Ленина и медалями.
На мемориальной стеле, установленной в г. Коврове на территории завода им. В.А. Дегтярева, в ряду прославленных российских конструкторов-оружейников помещен и барельеф А.А. Рихтера.

Арон Абрамович внезапно скончался 19 мая 1988 г, работая в КБ до самого последнего дня. Его глубокие знания, умение вникнуть в суть проблемы, четкость и логика мышления и оптимизм  навсегда останутся в памяти всех, кот встречался с ним, работал над реализацией созданных им конструкций, изготавливал его изделия на заводах и осуществлял эксплуатацию в войсках.