логотип КБточмаш

О предприятии


ОКБ-16 в Великой Отечественной войне

Важной выходной работой ОКБ-16 во время войны стало создание легкой 23-мм авиационной автоматической пушки НС-23. Эта пушка создавалась на перспективу качественного изменения реактивной авиации, повышения скорострельности оружия и увеличения боекомплекта.

В 1943 г. конструкторы Нудельман А.Э., Грибков П.П. и Лебедев Г.Н. начали разрабатывать новый 23-мм патрон с уменьшенной начальной скоростью снаряда. Уменьшение начальной скорости должно было привести к ослаблению воздействия выстрела на самолет, что при росте скорострельности имело существенное значение для улучшения маневренности самолета в бою.

Первоначально пушка НС-23 разрабатывалась в моторном варианте  для установки на истребителе Як-9. Опыт, накопленный при создании и отработке пушек НС-37 и НС-45, помог конструкторам в короткие сроки создать пушку НС-23, автоматика которой работала надежно, характеристики соответствовали заданным проектным заданием, в том числе по показателю «живучесть».

Установку пушки провели на серийном заводе Яковлева А.С., 4 мая 1944 закончили наземные государственные испытания, а 7 июня 1944 г. были завершены летные испытания пушки НС-23 на истребителе Як-9. Пушка НС-23 с новым патроном получила поддержку командования ВВС.

10 октября 1944 г. после совещания в ЦК ВКП (б), которое проводил Маленков Г.М., присутствовали Нарком вооружения Устинов Д.Ф., Нарком авиационной промышленности Шахурин А.И., конструкторы самолетов Ильюшин С.В.,  Лавочкин С.А., Яковлев А.С. и конструкторы-оружейники Волков А.А., Ярцев С.А.,  Шпитальный Б.Г., Нудельман А.Э. и Суранов А.С. были рассмотрены вопросы о принятии на вооружение новых 20-мм и 23-мм пушек.

После длительного обсуждения, в котором активно участвовали генеральные конструкторы самолетов, было решено принять на вооружение 23-мм пушку НС-23 с новым патроном и 20-мм пушку Б-20  Березина М.Е.. Пушку Ш-20  Шпитального Б.Г. не рекомендовали для серийного производства и работы по ней были прекращены. В тот же день вышло постановление Государственного Комитета Обороны о принятии  на вооружение пушки НС-23 и нового патрона к ней.

Четыре крыльевые пушки устанавливались на штурмовики Ил-10, принимавших участие в боевых действиях на завершающем этапе войны, особенно в битве за Берлин.

В первые послевоенные годы пушки НС-23 состояли на вооружении самолетов МиГ-9, МиГ-15, Як-15.

В 1944 – 1945 г. в ОКБ-16 проводились работы по совершенствованию авиационного вооружения с учетом новых летно-технических характеристик самолетов и с перспективой на реактивную авиацию.

Еще в 1944 г. генеральный авиаконструктор Лавочкин С.А., приступая к созданию истребителя Ла-9 с мотором воздушного охлаждения (последний   винтомоторный истребитель с повышенной скоростью полета), обратился в ОКБ-16 с предложением разработать синхронный вариант пушки НС-23. На этом истребителе планировалось установить четыре пушки, стреляющие через вращающийся трехлопастный винт. Никто в мире тогда не решался стрелять 23-мм снарядом через трехлопастный винт, но ОКБ-16 это предложение приняло.

Создать и  встроить синхронный механизм поручили Рихтеру А.А. Задача создания четырехпушечного синхронного самолетного комплекса НС-23С на самолете Ла-9 была им успешно  решена и удивила надежностью и простотой технических решений. В 1946 году истребитель Ла-9 с четырьмя синхронными пушками НС-23С был принят на вооружение. Тогда же приняли на вооружение следующий вариант Ла-11 с тремя пушками НС-23С.  Самолеты Ла-9 и Ла-11 показали в войсках высокую эксплуатационную надежность. Случаев нарушения синхронной стрельбы не отмечалось.

За разработку авиационных пушек НС-23, НС-23М, НС-23С группе сотрудников ОКБ-16 была присуждена Сталинская премия.

Одновременно с разработкой пушки НС-23С в КБ велись работы по созданию легкой крупнокалиберной пушки Н-37 под облегченный патрон НС-37. Разработку нового патрона проводил Грибков П.П., конструкторами пушки и звена были  Неменов В.Я. и Лунин С.Г.

Новая пушка Н-37 выгодно отличалась от НС-37. Масса патрона и масса пушки снизились в полтора раза, а ее скорострельность возросла вдвое. Значительно снизилось силовое воздействие выстрела на самолет.

При разработке этой пушки был учтен опыт конструирования и технологической отработки пушки НС-37. Запуск ее в производство планировался на том же машиностроительном заводе, где ранее изготавливалась пушка НС-37. Поэтому конструирование деталей, механизмов и всей пушки в целом проводилось с учетом уже известного станочного парка завода, используемых там технологических приемов. Это позволило сократить время освоения новой пушки в серийном производстве.

Первый опытный образец пушки Н-37 был изготовлен в апреле 1944 г., а в августе успешно завершились государственные наземные испытания пушки и нового патрона. Летные испытания и стрельбы из пушки Н-37 проводились на самолете Як-9. По инициативе Наркома вооружения Д.Ф. Устинова еще до завершения летных испытаний было решено начать серийное производство пушки Н-37.

После войны пушка Н-37 успешно эксплуатировалась на реактивных самолетах  МиГ-9, МиГ-15, МиГ-15бис (1пушка Н-37 и 2 пушки НР-23. прошли боевую проверку во время войны в Корее), МиГ-17 и Як-25.

В 1944 г. была  разработана 57-мм автоматическая пушка Н-57 (конструкторы Нудельман А.Э. и Жирных Г.А.) и патроны к ней. Пушка имела  сравнительно небольшой вес (135 кг). После войны она проходила испытания на  реактивном истребителе МиГ-9. Скорострельность пушки составляла 230 в/мин, снаряд массой 2 кг имел начальную скорость 600 м/с. Хорошо отработанная и технологичная пушка Н-57  была запушена в серию на одном из заводов.

Группой в составе Рашкова С.Е, Шенцова Е.В и Розанова С.С. была разработана еще одна 57-мм авиационная пушка РШР и патроны  к ней с большой начальной скоростью снаряда, равной 1000 м/с. Конструкция этой пушки была сделана по новой технологии с применением сварных деталей. Малую серию этих пушек изготовили уже после 1945г. Летные испытания пушки РШР, установленной в фюзеляже самолета Ту-2 успешно прошли в 1947г. на этом работа над пушкой РШР была завершена.   

На самолеты пушки РШР и Н-57 не были установлены, так как после окончания войны изменились требования к баллистике и калибру авиационных пушек в связи с переходом на реактивную авиацию.

Кроме разработок авиационных пушек во время войны в ОКБ-16 велись конструкторские работы и в других направлениях. Параллельно с разработкой легкой скорострельной пушки НС-23 проводились работы по совершенствованию авиационных прицелов, учитывающих маневр и баллистику оружия. Конструкторы Цуккерман С.Т., Хорол Л.М., Грановский Я.А. разработали опытный образец гироскопического прицела 97П, который мог существенно улучшить ведение прицельного огня истребителей.

Группа Блюма М.Н. занималась разработкой противотанкового ружья (ПТР). Ружье проектировалось в двух вариантах – с начальной скоростью  1200 м/сек и 1500 м/сек. Весной 1943 г. образец  ПТР первого варианта проходил испытания  стрельбой по трофейному немецкому танку Т-VI «Тигр». Ружье работало, пуля пробивала бортовую броню этого танка, но из-за большого импульса отдачи устойчивость его на треноге была неудовлетворительной. В серию это ПТР не пошло, но работа была отмечена Наркоматом обороны. Несколько сотрудников ОКБ-16 были награждены денежной премией в 3000 рублей, что по тем временам было значительной суммой.

Конструкторы Савин И.В., Норов А.К., Грибков П.П. разрабатывали конструкции 7,62-мм автоматов. Хотя упомянутые выше работы не были приняты на вооружение, но они способствовали накоплению опыта и повышению квалификации конструкторов.      Весь коллектив предприятия повседневным трудом совершал трудовой подвиг. Приказом по ОКБ-16 от 08.04.1944 г. № 76 устанавливался 11-часовой рабочий день с 8 часов утра до 19-30 вечера.

Ударно трудились инженерно-технические работники, производственные рабочие, работники вспомогательных служб.

Так, за успешное выполнение производственного плана 1943 года и подготовку к 1944 году приказом от 12.04.1944 г. № 83 было премировано: 21 конструктор, 11 слесарей-механиков, 17 работников механического цеха. 6 работников ОГМ, 10 работников  службы снабжения, 3 работника оперативного отдела, 2 работника ППО и 1 работник АХО. За успешное выполнение плана 1944 года объявлена благодарность и выдана премия 51 сотруднику, 25 работникам объявлена благодарность.  

Самоотверженная работа сотрудников ОКБ-16, создавших в кратчайшие сроки в условиях военного времени боевое оружие, успешно применявшееся нашими летчиками на фронтах Великой Отечественной войны, а также оказание помощи в освоении этого оружия в эксплуатации во фронтовых условиях были приравнены к боевому подвигу. Основные участники этих работ были награждены боевыми орденами. В 1943 г. 22 работника ОКБ-16 были награждены орденами и медалями. Награды Родины за большой вклад в создание победоносного оружия сотрудники КБ удостаивались в 1944, 1945 и 1946 г.г.

В числе награжденных были: Нудельман А.Э. – орденом Ленина, орденом Кутузова   степени II, орденом Кутузова I степени, Суранов А.С.– орденом Ленина, орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны I степени,  Грибков П.П. – орденом Красной звезды (дважды) и орденом Отечественной войны I степени,  ордена Красной Звезды получили Неменов В.Я,, Лунин С.Г., Таубкин В.Л., Норов А.К., Беляков В.И.,  Рашков С.Е.,, Розанов С.С., Цуккерман С.Т.

В послевоенные годы в КБточмаш работало до 60 участников ВОВ, создававших новые образцы артиллерийского оружия и ракетные комплексы для  Сухопутных войск, Военно-воздушных сил  и Военно-морского флота.

В КБточмаш с глубоким уважением и искренней благодарностью относятся к ветеранам Великой Отечественной войны и труженикам тыла. На протяжении многих лет в канун празднования Великой Победы в КБ происходят встречи ветеранов с работниками предприятия и молодежью, на которых ветераны рассказывают об эпизодах своего боевого пути, о трудовых подвигах в тылу. В память об 11 погибших воинах, работавших на нашем предприятии, к стеле с их именами, установленной на первом этаже главного здания, возлагаются цветы.